Пески и города

Abandoned caravanserai

В дороге не бывает скучно, даже через пустыню. Даже кажущийся иногда наполненный бездействием день, с однообразной дорогой позади и рутинной усталостью под вечер, оказывается впоследствии наполненным событиями особой значимости. Событиями, мелькающими подобно дорожным знакам на фарси, смысл которых ускользает, но потом приходит осознание. Иногда возвращается памятью с такой поразительной чёткостью и ясностью, что забываешь дышать. О как! Ведь на несколько мгновений становишься тем собой, кто ещё этого не осознал, несколько километров позади, или несколько дней, быть может, и лет. Выдохнув, – это снова я? И, прислушавшись к себе, едем дальше.

Купайя (Kuhpayeh) – маленький городок в семидесяти километрах от Исфахана. Мы планировали добраться до него за день, но получилось лишь к вечеру следующего дня, потому что слишком много интересного встречается вне городов. Как можно ехать от города к городу, когда на горизонте возникают древние караван-сараи. Или когда вспоминаешь, что этим же путём тысячи лет назад шли караваны по Шелковому пути. И, когда воображение услужливо отбрасывает дорогу, в окружающем ландшафте не остаётся признаков цивилизации, хочется просто постоять в эйфории.

Abandoned caravanserai

Так, например, прямо с дороги мы заметили брошеное поселение. Дворец с садом, караван-сарай с конюшней, базар с башнями, загон для скота, канаты и ледники – всё брошено и заметно пообветшало, хотя местами заметны признаки современного ремонта, тоже, впрочем, уже разрушающегося.

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Сами иранцы уважения к ветхой древности не испытывают, для них это обыденность. Вот, к примеру, тут явно играли в пейнтбол.

Abandoned caravanserai

Целый город построенный из кирпича, обтёсанного песчаника и особой смеси из глины, конского навоза и соломы. Эта смесь до сих пор используется в строительстве и в реконструкции старых зданий. Впрочем, эта технология знакома и нам, бабушка Альбины в деревне в Татарстане обмазывала подобной смесью печку и баню.

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

В этом городе уже нет дорог, улицы просто выходят в пустыню.

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Ледник – это широкий колодец, над которым построен толстый укреплённый глиняный купол. Конструкция позволяет сохранять внутри низкую температуру круглый год для хранения льда.

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Стены площади в центре сохранили силуэты от барельефов в виде фигур людей. Ни одного целого нам найти не удалось, был ли это просто вандализм или барельефы были сколоты целенаправленно, потому что представляли особую ценность, понять не удалось.

Abandoned caravanserai

Центральная площадь раньше имела стену с воротами и полноценные оборонительные сооружения, сейчас сильно разрушенные. Вкупе с внешней стеной, опоясывающей весь периметр города, и несколькими башнями, город выглядит настоящей крепостью. Все источники воды находятся внутри периметра. А внутренний дворец отделён ещё и третьей стеной, за которую можно попасть только пройдя систему галерей.

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Abandoned caravanserai

Своды конюшни частью разрушены, но стены сохранили кольца для привязи.

Abandoned caravanserai

Канат (qanat) или кяриз – сложное гидротехническое сооружение, собирающее и транспортирующее воду из водоносного слоя. Источник воды, забирающий воду из каната, находится на глубине десятка метров в конце тщательно укреплённой сводчатой галереи. Здесь воды нет, канат давно не чистился и высох.

Kuhpayah

К вечеру мы добираемся до Купайи. Городок оказывается практически таким же в своей старой части, лишь населённым людьми. Но, в этот день мы останавливаемся на ночлег в гостинице для дальнобойщиков на трассе. Кстати, вывески у неё нет, нас туда направили из кебабошной на заправке, где мы ужинали уже в сумерках.

Kuhpayah

Гостиница оказывается классическим «эршикваем» (двадцатиюаневый мотель на дороге), даже цена такой же и оказалась – сто тысяч туманов (примерно сто рублей), хотя хозяин запросил сначала вдвое больше. Мы получаем газовую печку, отдельный туалетодуш и, конечно, телевизор. Мы взгромоздили наши велосипеды прямо на большой промозглой кухне, между рядами холодильников.

Kuhpayah

Утром мы прощаемся с Мохаммадом – нашим гостеприимным хозяином, который уже с утра что-то пилит в гараже, и едем изучать город. Купайя в утреннем солнечном свете выглядит гораздо приветливее, чем вчера в сумерках, и об этом городе дальше.

1 thought on “Пески и города”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *